METANOL.lv

11:10
Сергей Дану: "В спорте всегда одно место – первое"

Сегодня гость «Нашего города» — знаменитый даугавпилсский гонщик Сергей Дану, кумир нескольких поколений. Ему за 50, живет в Даугавпилсе, занимается бизнесом. Интересный человек и прекрасный собеседник, а наш разговор, конечно же — о спидвее.

Как Вы начали заниматься спидвеем?

Привел меня на стадион в 14 лет мой товарищ  Игорь Ляпах, его нет уже в живых. Он немного раньше пошел заниматься. Дали проехать. Почти в чем по улице ходил. Несколько тренировок было. На шестую тренировку уже боком ехать получаться стало (смеется). И пошло. Зимой дали части мотоцикла, начал собирать и готовить свой. Это был 1976-й год.

Условия у нас тогда для занятий и подготовки мотоциклов  были, мягко говоря, не лучшие. На ЛРЗ была мастерская – сарай без отопления. Но желания было много, нас это не останавливало. На самом стадионе тогда кроме дорожки ничего не было.

Общефизическая подготовка началась. Кроссы бегали, ходили в тренажерный зал. Большим примером для нас был Анатолий Кузьмин. Он был и на мотоцикле примером и в зале. Он очень много работал над собой. Он нам в зале показывал упражнения, подначивал нас.

Сейчас каждый гонщик сам по себе. Приехал на гонку-отгонял и до свидания. Раньше были традиции совместные. Команда все время была вместе.

Играли мы в футбол на стадионе. В своеобразный футбол. Когда проигравшая команда становится задом и мы лупим по ним мячами (смеется). Потом, уже когда мы были серьезной командой, в 80-е годы, мы со всеми командами, которые к нам приезжали перед гонкой играли в эту игру.

Расскажите о гонщиках той команды.

Кузьмин – основной пример. Олег Гинтер также. Когда они выступали, мы еще только тренировались. Мы помогали им. Раньше на всю команду был один механик, от силы –два. Гонщики сами себе готовили мотоциклы, моторы. Мы сначала получали мотоциклы из-под команды. Год на них катаются, а мы, молодые, потом докатываем.

Я Кузьмину помогал, мотоцикл ему толкал, после гонки мыл.

Кузьмин был очень добрым, спокойным, уравновешенным человеком. В силу разницы в возрасте дружбы между нами не было. Он был звездой. Только хорошее могу  о нем сказать. Смотрели на него, раскрыв рты. Пытались подражать его посадке на мотоцикле. Был он очень серьезным спортсменом, который собой занимался. Был все время в сборной СССР. Он очень много уделял времени физической подготовке. Потому и результат был. Если бы не эта страшная авария, он мог бы еще многого добиться в спорте. Спады у всех спортсменов бывают. Но в среднем он всегда выступал стабильно.

Это сейчас команда может состоять не только из местных спортсменов. Раньше все были местные. Кузьмин приехал из Уфы, но как гонщик он вырос тут. Олег Гинтер приехал из Саратова как уже состоявшийся гонщик. Он тоже показывал интересную езду. Тоже был компанейский, хороший товарищ.

Иван Рыбников был душой команды. Он показывал хорошие результаты, был в сборной СССР. Потом, когда наше поколение пришло, мы начали поджимать, и он уже не был явным лидером. Всегда веселый был, шутил.

Анатолий Петровский тоже был звездой, не меньшего таланта чем Кузьмин, но с ним мы уже не ездили, он к тому времени завершил карьеру. Травмы. Кого-то они психологически ломают, кто-то физически не может полноценно участвовать. По себе скажу –у меня с коленом была травма. Медицина на тот момент не была так хороша, как сейчас. Колено перестало гнуться и мне пришлось прекратить свои выступления. Позже футбол, хоккей помогли, и сейчас почти все нормально с  ногой. А раньше хромал.

Вольский, Юрий Ступаков, Кравченко тоже были серьезными спортсменами, оставили свой след.

Большим примером для нас был Сергей Довженко. Очень открытый человек. Всегда переживал за результат. Он один из немногих  владел техникой езды вдоль забора по наружной траектории. До него Кузьмин показывал такую красивую эффектную езду. Огромный шанс для обгона это дает. Сейчас Григорий Лагута так ездит.

Сергей Довженко, когда случилось несчастье с Гинтером и Кузьминым,  взял на себя роль лидера команды.

С 1978 года мы вступили в команду. Ушли лучшие, но мы мобилизовались. В чемпионате было команд шесть-восемь, всегда по разному. Неплохо выступали, старались.

Как выезжали на соревнования в другие города?

Условия на выездах на соревнования у нас бывали разные. Бывал самолет. Иногда-автобус. А пару раз, в Уфу, в Октябрьский, мы ездили просто в кузове, в грузовике. Мотоциклы были на борту вывешены. В будке было сено, там и спали. На тот момент нам было по 18 лет и мы особо не обращали на это внимание. В каком-нибудь озере помоемся – и дальше.

Не везде так было. Например, в Балаково была школа спидвея, почти интернат. Хорошее финансирование. Они к нам на красивом автобусе «Интурист» приезжали.

В 80-е годы и у нас появился свой автобус. Мы его своими силами сделали, оборудовали отсек для того, чтобы спать можно было комфортно.

Как совмещали работу и спорт?

Мы все работали на  заводе. Сезон заканчивался, и до начала нового сезона мы работали на заводе. Кто кем. Кто токарь, кто сварщик, кто слесарь. Не было полностью профессионального спорта. Мы работали как все советские люди.

Но мы и зимой себя не запускали. Бегали на лыжах, в бассейн ходили, в зал.

Помимо зарплаты на заводе мы получали небольшие деньги за очки. Полтора-два рубля за очко. На международных гонках – до пяти рублей за очко. Но нам не надо было самим покупать мотоциклы. Комбинезоны приходилось выменивать у финнов, у шведов, когда в Ленинград приезжали. То, что выдавалось бесплатно – это были брезентовые куртка и штаны, мы сами их перешивали. Вместо мотобот были кирзовые сапоги, у кого-то –яловые, офицерские (смеется). В Балаково нам впервые пошили одинаковые комбинезоны и выдали что-то похожее на мотоботы.

Рули каждый индивидуально под себя гнул, обрезал. На тех рулях, которые шли с завода ездить было невозможно, неудобно. Такие рога были. Потом пошли другие мотоциклы, с маленькими сиденьями и рули стали более удобные.

Расскажите о специфике спидвея того времени.

Мало гонщиков, которые ровно ездят на всех треках. У нас половина команды могла ездить только дома. А на выезде – проблема.  В мотоспорте все это очень важно, какую звезду поставить, если полили – не полили дорожку.

Когда нас тренировал Василий Диваков, он умышленно гонял нас вдоль забора до тех пор, пока забор уже не смущал. А до того забор был магнитом, он тянул, происходили падения.

Что чувствует гонщик во время соревнований?

Чем спидвей интересен? Надо постоянно подстраиваться, звезды менять. В зависимости от состояния дорожки. Главное в спидвее – постоянно держать газ.

На входе в поворот ты вперед перемещаешься, поймал занос, начинаешь потихоньку подгружать мотоцикл и выравнивать.

Чувство страха присутствует как у всех нормальных людей, но оно не должно преобладать. По себе помню – как только я одевал шлем и выезжал на дорожку, все волнение уходило. Концентрируешься, думаешь только о том, как выиграть.

Гонщик к стартовой резинке должен подъехать спокойным. Не думать, кто с ним рядом стоит, мастер спорта или второразрядник.

Когда ты находишься на треке –нету времени бояться. Там все быстро происходит. Мотоцикл сильный, в любой момент может прыгнуть из под тебя. Боковым зрением нужно видеть, чтобы не пустить никого, кто едет сзади  быстрее тебя. Не дать ему тропу.

Важно правильно сидеть на мотоцикле, не слишком крепко держать руль, уметь правильно расслабить руки в ходе заезда.

Были гонщики, которые грубо ездили, без тормозов. Газ до упора, а с управлением плохо – и сносили других. Многие из таких плохо кончили, разбивались.

В командной гонке ты еще должен каким-то образом помочь своему напарнику. Это уже высший пилотаж, это мало кто умел, это сложно.

Иногда хватает одного заезда, удачного, и твоя психология меняется, ты понимаешь, что ты – можешь! Вера нужна на старте. Если ты в себе сомневаешься, то ты не сможешь выиграть. Любые страхи надо выключать из головы на старте. Настрой должен быть только на победу. Потом первый вираж решает почти все, как ты распорядишься на первом вираже. Если не ушел со старта первым – то надо быть рядом с лидером, не отпускать его.

Гонщик должен все время думать. К примеру, ты едешь за сильным гонщиком, подпираешь его. А он едет грамотно, не дает тебе объехать. И ты делаешь какой-то обманный маневр –и обгоняешь. Бесполезно точить его передним колесом, он не уйдет. Надо уметь схитрить, где-то газ передержать, рискнуть.

В 80-е годы дорожки иногда делали такие, что только метр дорожки был рабочий, больше нигде нельзя было ехать. Ошибся-вылетел и с первого места ушел на четвертое. Специально готовилась дорожка под соперника. Чтобы не сразу могли раскусить. Везде так делали. Часто выигрывали за счет дорожки. На выезде нам на тренировку могли сделать одну дорожку, мы проехали, поняли, а на гонку делают совсем другую. И все теряются сразу.

Расскажите о себе как гонщике.

Старт у меня был не идеальный, но обычно я выигрывал старты. Но если проигрывал –то боролся до последнего. Ехал и вдоль забора, и внутри. Старался. По сей день в душе осталось чувство – не быть вторым. Главная задача – победить. В спорте всегда одно место – первое.

Внутри Латвии у нас была одна команда, потом Рига появилась. К чемпионату Латвии я серьезно не относился. Хотя всегда бывал там на каких – то призовых местах. Чемпионат СССР – это да! Попасть в сборную СССР и выехать на международную гонку – это была цель.

Вы участвовали в международных соревнованиях?

Для этого надо было, чтобы сделали загранпаспорт. Я был в сборной и на сборы ездил, но мне не открыли визу, не дали паспорт вовремя. Возможно, все было бы по-другому. Я считаю, что не использовал весь свой потенциал в спорте. Я достаточно быстро закончил по причине травм. Но если бы я попал в сборную в нужное время, я получил бы иной опыт. Но как было – так было. В итоге меня все-таки пустили за границу, но я уже был не юниором. Выступал во взрослом составе сборной СССР.

В то время был такой Кубок Соцстран. Володя Трофимов, Риф Саитгареев, Олег Волохов были в команде вместе со мной. Гонки были в Чехии, Польше. Было много соревнований, большой был накат, шикарно! И я сразу поехал во взрослой сборной. Опыта международных гонок до того у меня не было никакого.

Техника зарубежных гонщиков отличалась от Вашей?

Выступая в Венгрии в Дебрецене, в 1/8 Чемпионата Мира, я ехал за основного запасного. Это была моя первая гонка за сборную. В первом заезде упал, что-то не пошло. Потом набрал очков. И был перезаезд у меня за основного гонщика, за выход в следующий этап. А у меня что-то с мотоциклом. И мне один чех дал свой мотоцикл. Я уже тогда почувствовал разницу огромную. Проиграв старт, я потом легко соперников объехал. Понял, насколько у меня был никакой мотоцикл. Другая у них была техника, не такая как у нас.

Первым номерам сборной, таким как Михаил Старостин, Виктор Кузнецов, Саитгареев  давали много мотоциклов, и они их пробовали, пока не находился тот мотор, с которым ничего делать не надо, просто идеальный.

Расскажите о своих достижениях в спидвее.

Среди моего поколения нашими основными соперниками были Владимир Трофимов, Столяров, Потехин, Саитгареев, Волохов. Это был костяк.

Мне удалось стать чемпионом СССР среди юниоров. Гонка была в Даугавпилсе. Тот сезон у меня был хороший. Но прямо накануне была гонка с Новосибирском, мы с Довженко упали, и я повредил ногу. Был вопрос- поеду ли на чемпионате. Но, под уколами, собрался и удалось выиграть. Основная борьба тогда шла с Олегом Волоховым и Владимиром Трофимовым. Володя Рыбников тогда тоже хорошо выступил. Волохов занял второе место. Приятный был момент жизни! Зрители болели просто классно!

Ездили еще на ипподром в Ленинграде, на мемориал Вьюнова. Там шведы, финны катались, питерская команда. Интересная была гонка. Мне и там удавалось выигрывать. Очень мне этот трек нравился. Правда, я там на Спартакиаде Народов СССР очень серьезную травму получил. Было много переломов, и я на весь сезон выбыл. Это был 1983-й год. Был перелом позвоночника и много всего другого. Форма тогда была у меня хорошая и мог выступить хорошо.

Команда состояла из меня, Рыбникова и Ткачука- запасным. На гонку ехали из гостиницы, и я ехал в микроавтобусе вместе с россиянами. Тренер у них Юдин был, он меня не заметил и говорит: у вас первый заезд с Латвией, там бояться вам нечего. Меня это очень завело. За Россию в заезде с нами ехал хороший гонщик уровня сборной -Корнев и Евгений Токунов. Я старт выиграл, ехал первым, Корнев – за мной, Володя –третьим, и Токунов – четвертым. В одном месте меня подразвернуло. Корнев ехал близко и не среагировал, ударил мой мотоцикл. Я упал. Володя меня объехал, а вот Токунов, который ехал далеко сзади, как бы не среагировал. Я уже вставал, и он меня поймал в этот момент. Ударил в бок. Проснулся я уже в больнице, не понимал где я.

Как пережили травму?

Мне сказали, что позвоночник сломан. Но я безбашенный был немного, смотрю – руки-ноги шевелятся. Мне захотелось выйти, я встал и пошел. Меня поймали, лишили всего белья (смеется). Надо было долго  реабилитацию проходить. Неделю я отлежал в Питере. Потом из Даугавпилса скорую прислали и привезли к нам в больницу.

Тут доктор пытался меня посадить, согнуть, чего категорически нельзя делать при переломах. Это был июнь. В этом сезоне я больше не ехал.

Не думали завершить?

У меня не было никаких вопросов – продолжать ли выступать. В следующем году меня снова взяли в сборную. В следующем же году в Новосибирске на полуфинале чемпионата СССР случилось просто глупое падение на тренировке. На входе полито было лишнего. Меня развернуло и мотоцикл лег на ногу. Боль была очень неприятная. Я повредил себе колено.  Оно сразу распухло. Полуфинал прошел мимо. И в общем это мою карьеру повело к завершению.

Приехал домой, в больницу. Тут у нас с докторами было несладко. Кроме выкачивания жидкости из колена мне тут ничего и не делали. Условия были плохие, и Рыбников по вечерам отвозил меня домой. Как-то утром доктор увидел, что я не ночевал и просто выгнал меня из больницы.

Поехал в Ригу – там меня прооперировали. В итоге еще сезон катался, но понял, что ничего не выйдет. В следующем году я еще попал в сборную  с больной ногой. Сборы были рано, зимой. После первого кросса я наутро ходить не мог, наступить на ногу. Нагрузки – и мне пришлось уехать со сборов.

Нога не работала. Я понял, что надо думать о будущем, у меня уже была семья, ребенок. 1987-й год был, когда я завершил карьеру. Мне было 26 лет.

Что еще Вам вспоминается?

Я был командным гонщиком. Любая гонка, любая победа меня радовали. Помню выиграли гонку у команды из Ленинграда, что не часто случалось. Сергей Довженко сказал: вот наконец-то я увидел, что у меня выросли хорошие помощники!

В Тольятти был хороший трек. Нравилось мне там ездить и неплохо получалось.

Если в заезде что-то не так получалось, конечно, было грустно. Искал причину. Но шлема не кидал (смеется). Если заезд получился – огромнейший душевный подъем.

Был один сезон, я еще был юниором. Очень сильно готовились всю зиму, пять дней в неделю – зал. Начали весной тренировки, а у меня сил хватает только на два круга. Две-три недели катаний, и потом вдруг все стало на свои места, ипошел результат. Если нет сил, то даже, если ты выиграешь старт, тебя все равно объедут – первым ты не приедешь.

Был тяжелый сезон, когда сбила нас с пути гибель Ивана Рыбникова. Это был 1982-й год.

Сейчас спортсмены – профессионалы, больше стимулов. А тогда все было по-другому. И отношение к спорту было не такое профессиональное. Конечно, сборная СССР по хоккею, Тарасов – уже в то время было видно, что пахали они серьезно. А в спидвее так не было.

Что можете сказать о тренерах?

Дрибинцев –  даугавпилсского спидвея. Он в мое время всегда был рядом, но уже не как тренер, а как советник. Тренировал нас  Василий Диваков. Он нам давал много. Основное – возможность ездить много на мотоцикле. Когда тренером был Дрибинцев, столько тренировок не было. А пришел Диваков, и выросло новое поколение: Валера Харитонов, Володя Ткачук, Володя Рыбников, Виктор Бляха. И неплохо все ездили на уровне чемпионата СССР. Крепкие были середняки. Конечно, с Уфой или Балаково нам было трудно тягаться. Там почти все были из сборной и на международных соревнованиях много выступали. Это многое давало.

Кого знали из мастеров международного спидвея?

Из грандов спидвея мне удалось поездить с Янцаржем, Плехом, Эгоном Мюллером. Из советских мастеров – со Старостиным, Кузнецовым.

Кумиром в спидвее для меня всегда был Михаил Старостин. Стабильный, сильный гонщик с лучшим стартом. Ездил ближе к бровке, но очень быстро. Риф Саитгареев- начинали вместе, ничем особо не отличался, выигрывал я у него на домашнем треке, а потом он попал в струю, и стал одним из лидеров сборной. Виктор Трофимов своеобразный гонщик был. С характером.

Что Вы можете сказать о рижском спидвее тех лет?

Рижские гонщики уступали нам. Выделялся Бирзакс. Он и за нашу команду какое-то время выступал. Но наш уровень был выше. Иногда лишь в Риге, когда чемпионаты Латвии там проводились, они что-то показывали. Стадион отличался от нашего. Помню была там интересная гонка со шведскими юниорами. Кажется, в 1980-м году. Шведы сразу визуально отличались – яркие, в красивых комбинезонах. По езде они тоже получше были, но и мы обгоняли много. Помню, чемпиона Швеции среди юниоров я тогда объехал.

Я в юниорском возрасте был уже почти лидером команды. Быстро все пошло и быстро все закончилось…

Приятно, что оставил я в нашем городе какой-то след. До сих пор меня иногда узнают, спрашивают Дану я, или не Дану? Значит, все прошло не так уж плохо. Хорошо прошло…

Ист. Gorod.lv

Категория: Латвия | Просмотров: 865 | Добавил: Revevaled
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

10.12.2016 / 22:23




Логин: Гость
Группа: Гости
На сайте: дней
Личных сообщений:
Ip: 54.197.66.254




© METANOL.lv 14.12.2009
Сайт управляется системой uCoz